Прощание

Ушел старик. Осиротела хата.
Привычно налетело вороньё…
Затихли люди, близкие когда-то,
И вновь заговорили о своём.

Авторитетно понемногу врали
Что он любил, чего терпеть не мог,
Наградами, как мелочью, играли,
Собою похвалялись между строк.
Далее…

Плата за мир: Возрождение

Возрождение
Возрождение

Девятая глава повести «Плата за мир». Чудеса продолжаются. Предыдущую главу читайте здесь.

Глава 9. Возрождение

— Как это, двадцать дней? Мало же…

— Немного, но вполне достаточно, Никита. Человек, ведь, живёт столько, сколько помнят о нём и о его делах. Информация не имеет знака, мы сами её эмоциями раскрашиваем. Поэтому если ждать окончания жизни, то такая новость на приговор похожа, а если не лениться и подумать — времени ещё хватит на много дел.

— Всё-равно, грустно как-то. Неужели помочь ничем нельзя?

— Ткань мироздания подлатать? Всё наступает в своё время, а человеку дано выбирать путь, на котором уже уготованы те или иные свершения. Это не новость, но многие забывают, что мало выбрать направление, надо ещё и двигаться без остановок.
Каждый из нас, поздно или рано, осознаёт, что достиг меньше того, к чему стремился, и выходов из этого положения два: ускориться или удовольствоваться достигнутым. Я уже совершил почти всё, что хотел; но ты, действительно, можешь мне помочь.
Далее…

Плата за мир: Поворот ключа

Поворот ключа
Поворот ключа

Восьмая глава повести «Плата за мир». В гостях у Мироныча. Предыдущую главу читайте здесь.

Глава 8. Поворот ключа

Солнце едва тронуло лучом ресницы, а в сонную голову уже ввалилась непрошеная мысль:

Новый день начался на этаж ближе к небу.

С чего бы?

Вчерашнее происшествие уже казалось мелкой глупостью, о которой едва напоминала ссадина на припухшей губе, но сегодняшние планы не давали утечь настроению в минор: меня ждал разговор с Миронычем, ради которого я и приехал сюда. Хотя, как посмотреть, может это был только повод приехать, а настоящая цель совсем в другом… Например, в той, единственной, которую многие ищут всю жизнь.

На порядком затекшей за ночь руке заворочалась Иванка.

Луч света упал на её лицо, волосы вороновым крылом растеклись по подушке, губы чуть приоткрылись, а ресницы мелко подрагивали. Безмятежность в позе и в ровном дыхании, тонкий, еле уловимый запах тела и звенящая тишина.
Далее…