Сказка для Маленькой…

Сказка для Маленькой…

Вечером, едва стемнело, он остановил мотоцикл у гаража, отключил охранное поле и, открыв ворота, въехал во двор.

Над крылечком мерцал свет – фотодатчик «раздумывал» светло или темно?
Взяв из багажника-«банки» рюкзак и расстегнув куртку, Владимир открыл входную дверь и переступил через порог.

По деревянной лестнице кто-то дробно затопотал и остановился у двери, глубоко сопя. Владимир замер. Дверь тихонько щелкнула замком и приотворилась: сначала появился золотистый завиток, потом ухо и краешек глаза, нос и губы, перепачканные шоколадом – и вот уже обладательница всех этих достоинств с громким криком «Папа!» летит под потолок и снова падает в сильные руки.

«Мамы еще нет, Марина уже собирается… в школе было скучно, но сегодня ездили на экскурсию на шоколадную фабрику – ой, сколько там всего! Я тебе конфет принесла, кажется есть еще… последняя, на вот… нет, это – тебе… нет, не могу уже…» — серьёзный щебет, шалости, детское словесное месиво, взгляд человечка, которому ты нужен, которого ты любишь больше всех…

«Хорошо быть отцом!» — подумал Володя, словно думал так всегда, словно и не было бессонных ночей, шабашных приработков и красных, воспаленных от бессонницы глаз Ольги, его жены.
Они шли по теплому ковру, как крошечный буксир и многотонная баржа в лазурной заводи – медленно и величественно. Смешно и ласково, как всегда.
Из кухни выпорхнула толстенькая хохотушка Марина: «Ну, я побежала?»

– Завтра я сам заберу её из школы, спасибо, Мариночка, приходи… -те послезавтра.
– Владимир Андреевич…
– Володя, я же просил!
– Володя, а можно получить деньги авансом, а не в пятницу?
– Что-то случилось?
– Да вот, брат приезжает; я сама думала на завтра отпроситься, а вышло даже лучше, только встретить не особенно есть чем.
– Марина, о чём речь! Кстати, мы недавно подумали с Ольгой и решили увеличить твою зарплату. Вполовину.
– Ой!
– Мало?
– Да нет, Вы что, не надо…
– Тогда – решено. Вот, возьми и не упирайся – не обижай, пожалуйста.
– Вла… Володя, спасибо огромное… Я – она осеклась и стала торопливо поправлять пальто и беретик, собираясь выходить. Владимир взял её за руку:
– Я провожу… Катенька – я скоро.

Они вышли на улицу. Уже засветились фонарики по периметру двора – датчик «додумался».

– Володя, правда, не стоило…
– Расскажи всё, пожалуйста.

И тут её прорвало. Брат – ни при чём. Всё проще – бывший муж решил разменять квартиру, а на откуп потребовал половину – в долларах и постель по старой памяти.
Её трясло. «Гад. Видеть его не могу. Откуда только он узнал, что у меня деньги есть. Козёл. Сам с развода нигде не работает. Я бы ему…» — и так далее со всхлипами и размазанной тушью по щекам.
Владимир выслушал всё и вдруг, притянув к себе сказал глядя в лицо: «Маленькая, давай помолчим». И она, вздрогнув, посмотрела ему в глаза и улыбнулась сквозь слёзы.

* * *
Укладывая Катюшу спать, он подумал – как всё-таки странно складывается в жизни картина судеб, будто мозаика из бутылочных стекол на земле… или…
– Папа, расскажи сказку! – высунулась из-под одеяла Катя, хитро прищурившись.
– Хорошо, солнышко, слушай…
Жил однажды на белом свете мальчик. Сильный был, выносливый, любил ходить в походы и лазить в горы. Друзей у него было много, но больше всех он дружил с девочкой, которую звали… ну, скажем, Вита.
– А его как звали?
– Его? Ну, пусть будет Андреем. Так вот, в горы они лазили вместе, учились вместе, да и жили недалеко. Во дворе их «женихом и невестой» дразнили, но они не обижались.
И вот, об этом узнал злой колдун, и решил он заколдовать их так, чтобы ни одна живая душа не узнала, что им хорошо вдвоем. Выбрал он тогда три самых страшных заклятия: «высокомерие», «грубость» и «безразличие», нашел самые слабые струны в их душах и вложил в них эти слова.
И стало тогда казаться Андрею, что Вита высокомерно к нему относится, а Вита почувствовала, что Влади… то есть, Андрей, груб с ней, и решили они, что стали безразличны друг другу. Поссорились ребята и ушли друг от друга, куда глаза глядят.

– Пап, а ты в горах был?
– Был. Красиво там, вот подрастёшь еще чуть-чуть – вместе пойдем.
– А маму возьмем?
– Мама, у нас, высоты боится. Она только к морю ездить любит. А впрочем, если сама попросится, возьмем.
– А Марина?
– А что, можем и Марину взять, если хочешь…
– Правда?
– Ну, если дел у нее не будет других срочных.
– Так что же дальше было-то с Андреем?
– С каким Андреем?
– Который в горы с друзьями ходил.
– Слушай.

Случились в горах соревнования. Народу приехало, как на свадьбу. Команд много, а в двух из них – Андрей и Вита – капитанами. И надо же такому случиться – обе команды в финал вышли.
Решили судьи вежду командами особые соревнования устроить: на вершине горы установили флажок, а к нему проложили по карте два маршрута на скале.
Потом, отобрали из каждой команды по одному человеку – самых неопытных взяли – к ним капитанов в связку, и сказали, что чья связка первой до вымпела дойдёт (это когда вдвоём по очереди лезут) та команда и выиграет.
И надо же такому случиться – у Андрея в связке девочку Олей звали, как твою маму, а у Мари… то есть Виты вторым в связке был тот самый колдун «противный и злой», который их поссорить решил.
Дали отмашку, поползла стрелка секундомера, и вот уже Андрей почти добрался до вершины – один переход остался, как, неожиданно, у Оли из-под ног камень – вниз; она – в крик, повисла на страховке над пропастью, а Андрей кричит ей: «Держись, Оленька, я сейчас – только держись, маленькая!»
Услышал это колдун и ну, давай подзуживать Виту: «Раньше-то он только тебя «маленькой» называл, а сейчас – кого попало – большой нашелся!» А она ему в сердцах и говорит: «Возьми меня в жены – видеть его не могу больше,»- и сама начинает вниз спускаться, медленно так.
Видишь, как оно получилось: Вита за недоброго человека замуж вышла…

–…а мама наша с тех пор высоты боится, правда, пап?
– Ох, и сыщик ты у меня, даже в сказке правду ищешь! Мы с твоей мамой на море познакомились, когда в институте учились.
– А почему тогда Марину Витой звали?
– Ну, вот еще, я ж тебе говорю – сказка это! Спи, давай!
– Спокойной ночи, папа.
– Спокойной ночи, маленькая.
– И всё-таки Андреем был ты… папа.

***
Выйдя на кухню, Владимир вынул из кармана мобильник и набрал Ольгин номер.
После гудка чуть усталый голос сказал: «Алё…»

– Оленька, я сегодня увеличил Маринину зарплату, а завтра за Катюшей сам заеду. У тебя все в порядке? Когда тебя ждать? – отчетливо и быстро сказал он.
– Да, вернусь как обычно, всё… — гудки.
– Жду, любимая… — уже в пустоту.

«Как обычно, значит утром… Что ж, пора и самому спать ложиться»- подумал Владимир Андреевич Зорин, бывший мастер спорта по альпинизму и горный спасатель, а сейчас – вице-президент небольшого центра специализирующегося на подготовке сотрудников спецведомств.

И, проверив исправность датчиков движения на пульте охранной сигнализации, он с улыбкой вспомнил последние слова незатейливой сказки: «Андреем был ты… папа» Прикрыв дверь в детскую, Владимир подумал: «Интересно, какие сказки она будет рассказывать мне… лет через семь?»

3 комментария

  1. avatar

    MikhailoFF Alexander

    ««Хорошо быть отцом!» — подумал, словно думал так всегда, словно и не было бессонных ночей, шабашных приработков и красных, воспаленных от бессонницы глаз»,- а ведь как хорошо-то сказано, как будто бы с тебя лично писано. Всё таки здорово, что есть этот Блог и есть возможность найти для себя что-то такое, чего никто тебе не скажет никогда, а ведь этих слов порой так иногда не хватает.

  2. avatar

    zub

    Отлично! В ваши лучшие!Сложно перекрученый сюжет. Многогранный. И всЁ вполне ясно, хотя понуждает к размышлению. Поздравляю! Хотя и поздновато моЁ поздравление.