Бедность короля

Бедность короля
Бедность короля

Никогда не смотрите в глаза человеку, которого Вы обокрали.

– Пешка ходит только на одну клетку вперед. Но в начале своего движения она может сделать ход вдвое длиннее.
– А назад пешки ходят?
– Нет, только вперед.
– А король?
– Король ходит куда угодно. Но тоже только на одну клетку. Почти как пешка, но король – это король.

На жёлто-чёрной доске друг напротив друга выстроились две армии пластмассовых фигур. Светло-жёлтые против чёрных.
С Ильёй играть было не интересно, он выигрывал, как ни ходи. Вот и сейчас он выигрывает, а Владимир изо всех сил пытается держать оборону. Удивительным было то, что во время игры Илья почти не мигал.

Они стали приятелями еще в школе, а после института судьба распорядилась по-разному: Владимира взяли на работу инженером на государственное предприятие, а Илью – на частную фирму своего отца, котрую он принял под своё руководство почти одновременно с первым повышением Володи. Что и говорить – пешка и король.

“И почему одним всё, а другим – ничего”, – с острой завистью подумал Володя, глядя на Илью, выходящего из дорогой машины во дворе своей конторы. “Живёт же человек, как у Бога за пазухой. Денег на всё хватает, не как у меня – бедность и прозябание; про то, как мы с ним в детстве по заборам лазали, наверное, и думать забыл. Не узнает, поди, если встретимся…”

Не только узнал, но и предложил перейти в свою фирму. Как выяснилось, рекомендованным специалистом, а не просто старым знакомым. И началась у Владимира другая жизнь. Без бедности, но с приключениями.

Такого графика работ на прежнем месте не знал никто: в первые дни Владимир просто шатался от усталости и пару раз засыпал в общественном транспорте. Но, со временем, не только втянулся и доказал свою квалификацию – Володя стал самым незаменимым сотрудником фирмы. Правой рукой Ильи, негласным заместителем директора, вот только без эквивалента в ценных бумагах.

На небе частного предпринимательства редко бывает безоблачно. Разразившийся экономический кризис в стране не прошел мимо фирмы Ильи и Владимира, изрядно пошатнув финансовую уверенность в будущем, уменьшив список поставщиков и заказчиков, ограничив прибыль и подняв убытки. Илья на фоне общего нервного состояния всё чаще становился раздраженным иногда раздражаясь по любому поводу. Владимиру приходилось “любоваться” на эти метаморфозы чаще остальных сотрудников, и, словно копотью, припорашивало всё хорошее, что было на новой работе. Компаньоны всё реже общались помимо работы и всё больше стремились к изоляции друг от друга.

В минуты просветления Илья извинялся перед старым товарищем, предлагал мировую, обещал, что постарается держать себя в руках, но кризис не утихал и такие минуты становились всё более редкими.

“Король ходит куда угодно. Но тоже только на одну клетку. Почти как пешка, но король – это король.”

Когда Владимир решил перестать быть пешкой и начать свою партию точно неизвестно, но первый шаг был нанесен вопреки шахматным правилам: цинично, скрытно и беспощадно. Накануне налоговой проверки за одну ночь счета компании закрылись и суммы перекочевали переводами в неизвестном Илье направлении.

На имущество фирмы наложили арест и фирму объявили банкротом. Илью свалил инсульт. Владимир пришел в больницу, но говорить Илья не мог, он только смотрел на компаньона своим долгим немигающим взглядом. Будто давно знал, кто сидит по другую сторону шахматной доски.

И Владимир понял, что как бы ни был беден король, пешке он отомстить сможет. Той ночью ему приснился кошмар: держат его, за голову и висит тело над чёрным зевом квадратной, два-на-два, ямы среди светло-жёлтого пшеничного поля. А перед лицом, немигающим взглядом огромные глаза Ильи.
Чёрными безднами зрачков, чёрными дырами сознания, чёрной перелью будущего.

Утром консьержка вызвала скорую помощь и сочувственно проводила взглядом двух здоровенных санитаров, волокущих в “рафик” то, что осталось от Владимира.

Никогда не смотрите в глаза человеку, которого Вы обокрали.
Не дай Бог ему разглядеть бедность Вашей души.