Библиотека - Страница 2

Плата за мир: В халате

В халате
В халате

Никита с Миронычем едут к Вадику. Предыдущую главу читайте здесь.

Глава 14. В халате

Едва с меня смылись последние капли самодельного «мумиё» — Мироныч заторопил со сборами. На самое интересное, мол, времени не останется.

Уже выходя из бани я заметил, как Андрей поставил на липовый полок маленькое блюдечко с мёдом и сушками. И не смог удержаться от ехидного замечания:

Банника ржаным хлебом с солью умасливать полагается!

Мироныч, не поворачиваясь, ответил:

— А у нас банник — сластёна. Нужен в бане порядок — мёдом угости.

Ты это серьёзно сейчас? — опешил я.

— Абсолютно. Будет случай — мы с ним вместе пообщаемся. А сейчас бегом в дом, пожевали и покатились.


Плата за мир: По-своему

По-своему
По-своему

Предопределённость и безрассудство: чей верх? Предыдущую главу читайте здесь.

Глава 13. По-своему

Уже на бегу стало ясно, что одежда для пробежки почти подходит, а вот гостевые тапки Мироныча стоило бы переобуть. Я стряхнул их и прибавил в скорости босиком. Лёгкие полностью залил зябкий осенний воздух, но холода не ощущалось: короткий вдох носом и медленный выдох ртом позволяли не снижать темпа, и не сбивать дыхание.

Сквозь солнечные блики на разноцветной листве вдруг проступила странная картина из чужого прошлого: в поле на излёте конной погони лицом к лицу встретились два бойца.

Взмыленные кони прихрапывая грызут удила, на кольчужных кольцах тускло поблёскивают капли солнца, а над всадниками едва заметной дымкой вьётся пар. Миг — и быть сече, ярой да скорой.

И в этот момент я влетел лицом в паутину. Видение исчезло, под пяткой вязко чавкнуло, и я ускорился.


Плата за мир: Архивное будущее

Архивное будущее
Архивное будущее

Возвращение в материальный мир и неожиданное видение Никиты. Предыдущую главу читайте здесь.

Глава 12. Архивное будущее

Отдохнуть после странного путешествия не получилось.

Стоило только немного прийти в себя, Иванка чуть ли не силой потащила меня на кухню, и учинила настоящий осмотр с подробным дознанием и каверзными вопросами.

Шишка на лбу легонько пульсировала, хотелось забиться в тёмный угол и свернуться калачиком. Но профессиональное любопытство проистекало от самой замечательной девушки на свете, поэтому сопротивляться не хотелось.

— То есть в момент нашего мысленного разговора ты никого больше не слышал?

— Пока мы с тобой говорили — только Мироныча. Больше никого. Потом, правда…


levati.name © 2005-2022