Костёр и сумерки

Костёр и сумерки
Рукописи не горят

Он родился незаметно, почти, во всяком случае.
Слегка потемнев исписанный и скомканный черновик вдруг треснул, проломившись посредине, и жёлто-чёрное пятно стало расползаться по всему листу. Бумага ожила, расправляясь и выгорая в бездонно-чёрный, но буквы стали еще чернее, и не исчезли совсем, лишь стали едва различимы на угольном остове дотлевающей записи. Спичка изогнулась в виноватом поклоне и рассыпалась на три крошечных уголька.

В прохладном вечернем воздухе зазвенел первый оттаявший комар, и хотя сумерки ещё не торопились сомкнуть свои объятия над головой в спину явно потянуло прохладой. Едкий дым безошибочно нашёл лицо, и полез в глаза, щекоча ноздри. Только бы не чихнуть!

Огонь уже вытек на рукопись, стало ярче и легче смотреть на то, над чем когда-то напряженно скрипел твой ум. Слова и предложения, минуты и дни одиночества – сгорят, станут золой до которой никому нет дела. А костёр – это красиво.

– Зачем ты это сделал?

– Не знаю, но чувствую, что так было нужно… Знаешь, похоже , будто я отпускаю прошлые мысли туда, откуда они пришли, словно очищаю свою память от ненужного груза.

– И что будет дальше? Разве ты снова напишешь что-то подобное?

– Нет. Но напишу другое, хочется верить – не хуже.

Вот уже занялись первые хворостинки, дым стал реже и прозрачнее, костёр отёр твои покрасневшие глаза сухой жаркой ладонью, а на небе, долетающими искрами стали проступать первые звёзды.

Плазма это,
А может быть разум,
Что твои забирает слова.

Только где-то
Сгоревшее разом,
Обретёт, будто в дар, голова.

Будет строки
Писать на рассвете
Непослушная чья-то рука,

И пропажи
Стихов не заметит
Беспокойная жизни река.

Ты дуэтом
Сольёшься в немногом:
За ушедшее память бранит…

Будь поэтом,
Иди себе с Богом –
Он тебя от беды охранит.

Как и под новый год каждую весну верится в то, что жизнь вокруг тебя волшебным образом изменится. Мудрее и насыщеннее станет, это как минимум; а значит впечатлениям от прожитого когда-то надо уступить место новым, грядущим потрясениям. И встретить их открытым сердцем, и погрузиться в них целиком, без сожалений и осторожностей.

Подёрнувшись седым воротником в костре догорают пурпурные угли, сумерки, щурясь, пытаются вчитаться в буквы на золе, бесплотные обрывки которой медленно поднимаются над землёй.

В этом мире ничего не происходит просто так – возможно каждый сполох доброго огня становится чьим-то озарением.
Он догорает, и красные переливающиеся угли далёкими стоп-сигналами строк исчезают в кромешной тьме.

Доброй Вам ночи, и не бойтесь нового.

P.S. В этом мире ничего не происходит просто так – возможно каждый сполох доброго огня становится чьим-то озарением.

4 комментария

  1. avatar

    Полезность

    ))))) Интересно было прочитать)))) Нового бояться больше не буду ))) smile)

  2. avatar

    MikhailoFF Alexander

    Дело ведь не в новом или старом… Дело в том, что бывает иногда такое, когда хочется уничтожить своё творение… Когда понимаешь, что на определённом этапе что-то пошло не так и переделывать уже не как – лучше сделать с нуля, новое, лучшее, другое… А то как автор умеет это преподнести с романтикой и оперделённым шармом – так это его заслуга, главное, что в точку smile

    • avatar

      levati

      Уничтожать неудачные произведения, к сожалению, надо.
      Вернее, даже без сожаления, чтобы глаза не мозолило, на подобное не тянуло… можно же лучше!
      Не понимаю, как по черновикам можно шедевры делать – их же сам автор за интересное произведение не считал, раз в публикацию не отправил.