Вне классификации

Вот Вам, Шура, сколько надо, чтобы быть счастливым?
©“Золотой теленок”.

Вне классификации
Вне классификации

Разговор не задался с самого начала.

На столе стыли чашки с кофе, в белой пепельнице дотлевала сигарета, к которой после моего молчаливого неодобрения собеседник так и не прикоснулся.

Ни к чему ему усиливать впечатление, и так достаточно колоритный типаж: широкое лицо с чуть раскосыми живыми глазами и тонкой холёной полоской усов над губой выдавало его восточные корни; спокойная,  напевная речь и то, как он начал разговор свидетельствовали о недюжинном самомнении. Да и внешне он был категорически безупречен, но без кича – похоже на давнюю привычку следить за собой и одеваться со вкусом.

И так же категорически мы не понимали друг друга…

– Подумайте сами, условия, которые я предлагаю Вам – оптимальны во всех отношениях. Контракт перед Вами. Как Вы видите, Вам не составит труда сделать карьеру в нашей фирме и всё прилагающееся к ней будет Ваше, если…

– Простите, но именно это “если” и заставляет меня задуматься. По-моему, Вы просите слишком много. Вы и Ваша фирма нуждаетесь во мне, но могу ли я расчитывать, что мои нужды будут исполняться так же хорошо, как и та работа, которую я буду для Вас делать?

– Мне нравится Ваша позиция. Мы называем это – запросы второго уровня. Первый уровень подразумевает элементарный комфорт и сытость. Обычно такие люди далеко не идут, но в Вашем случае я не ошибся. Это приятно осознавать. Так каких гарантий Вы хотите взамен?

– Гарантии, что я получу обратно всё то, что Ваша компания забирает у меня в начале контракта, как только договор по каким-либо причинам будет расторгнут. Это, как минимум.

– Отдаёте ли Вы себе отчёт в том, что такие гарантии невозможны?

– Почему же, я думаю – это вполне нормально. Для профиля работы в Вашей компании, во всяком случае.

– Кажется я Вас недооценил. Это, определенно, третий уровень запросов… А могу я полюбопытствовать: зачем? Мы, ведь ничего особенного Вас и не лишаем?

– Ваша фирма покупает мои способности, но не моё время. Время мне никто не компенсирует. А, ведь, после того, как контракт будет завершен, его останется не так много. Специфика работы и условия, знаете ли, не из простых.

– Ну, так и вознаграждение не шуточное! Подумайте сами, с такими деньгами Вы способны позволить себе очень многое…

 – Хотите честно? Я полагаю, что способен позволить себе многое даже не имея ваших денег, но по собственному желанию распоряжаясь временем, которое у меня освободится без ваших правил. Всё-таки, десять лет – это большой срок.

Пальцы его руки забарабанили по полировке стола, но взгляд, казалось, не утратил спокойствия.

– Вы – хороший специалист и именно поэтому меня уполномочили Вас пригласить к нам. Но с таким отношением к дисциплине, полагаю, мы с Вами не сработаемся.

– Мне тоже кажется, что внутренний распорядок вашей фирмы и мои мировоззрения – несовместимы. Всего доброго, не смею больше задерживать Вас.

Допивая остывший кофе я бездумно уставился в окно, за которым отъезжала машина моего собеседника и нечаянно поставил чашку на верхний листок контракта. В это время в кармане ожил мобильник.

“Привет. Да, всё прошло хорошо. Нет, я не принял их условий, работу придётся искать дальше. Не волнуйся, всё образуется. Приеду домой – расскажу подробнее. И я тебя тоже. До встречи, хорошая моя.”

Поднимая чашку я увидел, что кофейный круг обвёл тот самый параграф, который и стал предметом нашего спора:

п.17.1.3 “… заключая соглашение работник обязуется прервать контакты любого рода со своим настоящим окружением вплоть до полного окончания контракта…”

Мои запросы никак не уложились в их “уровни” только потому, что им невдомёк: я не торгую вниманием к дорогим мне людям; время, которое у меня попытались купить, не продаётся.

По небу молчаливо кивая белой львиной головой, плыло небо. Впереди еще десять телефонных звонков по газете объявлений и вся жизнь. Без прейскуранта, без “уровней” и без ограничений.

Жизнь вне классификации.