Храбрым везет

Храбрым везет

Это было под Новороссийском (на Малой земле).

Передний край в Станичке проходил по Азовской улице. Левее был большой пустырь, на котором одиноко стоял двухэтажный каменный дом. Чуть поодаль находились еще два разрушенных одноэтажных домика. Пустырь считался нейтральной полосой, и дома пустовали. 12 марта 1943 года. Ночью в пустующий двухэтажный дом мы пробрались для наблюдения за противником. Нас было девять разведчиков под командованием лейтенанта Раюшкина.

В комнатах в беспорядке валялись различные вещи.

— Хорошо! — сказал лейтенант, — отсюда и наблюдать удобнее, и постели готовы. Дежурить по очереди.

Лейтенант, лежа на постели, подперев рукой голову, совсем тихо запел цыганскую песню, но быстро умолк, вспомнив, где находится.

— Завтра споем, а сейчас — спать! До рассвета недалеко. Наблюдать за фашистами надо.

Разведчики легли спать. Один стал в коридоре часовым. На стороне противника слышалось какое-то оживление.

— Видимо, смена или пополнение пришло, – подумал лейтенант. Вот бы сейчас подходящий момент ухватить пленного.

Но ему приказано только наблюдать, а за “языком” где-то сейчас крадется другая группа разведчиков.

Перед рассветом разведчики заняли место для наблюдения. Стало ясно, что гитлеровцы что-то замышляют. Если фашисты будут наступать, то наш дом им понадобится. Неожиданно началась артподготовка, потом застучали пулеметы и автомат. Часовой крикнул:

— Тревога! Разведчики схватились за оружие. По пустырю бежали, согнувшись, гитлеровцы. Часовой выпустил длинную очередь. Несколько гитлеровцев упали, остальные бросились за углы разбитых домов. Потом они кинулись прямо к нашему дому.

— Чубанов, беги в коридор, а мы будем бить через окна, — крикнул лейтенант Раюшкин.

Разведчики через окна открыли огонь из автоматов.

— Рус, сдавайся! – кричали враги, окружая дом.

— Их тут до полсотни, – сказал один из разведчиков.

— Нечего считать! – сердито оборвал лейтенант, — после боя мертвых сочтешь.

Гитлеровцы начали бросать в окна гранаты. Один разведчик был убит, а трое ранены.
Быстренько на второй этаж, — скомандовал лейтенант, а то нас всех тут перебьют. Разведчики перебежали на второй этаж.

— Пожалуй, мы влипли основательно, — с тревогой заметил Митичев. — Что делать будем?

— Как что делать?! — крикнул Раюшкин. — Драться! Биться насмерть! Ясен приказ!?

Лейтенанту было ясно, что фашисты наступают по всей Станичке.

— Ребята, огоньку дайте. Неожиданный огонь из автоматов внес смятение в группу столпившихся у дома солдат. Уцелевшие бросились в коридор. Там их настигла брошенная Раюшкиным противотанковая граната. Шесть гитлеровцев остались на месте. Седьмой, жалобно воя, пополз к выходу, за ним тянулся кровавый след. На пороге и он умер.
Офицер крикнул:

— Рус, сдавайся, плен. Убивать — нет. Ви змелий золдат.

— Бачишь, як хвалять нас? — сказал украинец Руденко.

— Я им буду говорить… Эй, вы, жабы! Живы мы, нас не возьмете, коммунисты в плен не сдаются. Назад, т.е. цюрюк, фрицы, пока целы. Геть нах хаус!

Гитлеровцы подожгли дом. Лейтенант внимательно оглядел разведчиков. О чем они сейчас думают? Наверное, каждый ожидает смерть, вспоминает своих родных и близких.
Едкий дым густел и поднимался выше. На первом этаже горели пол и мебель. Наверху стало душно и жарко. Разведчики задыхались, дым ел глаза.

— Товарищ лейтенант, давайте прорываться, может, проскочим, – предложил разведчик.

— Прорваться невозможно, — кругом немцы. Подстрелят и в плен заберут. Понятно? Погибать, так здесь, — резко ответил лейтенант.

Гитлеровцы открыли стрельбу по окнам и дверям. Бросали гранаты в окна. Языки пламени уже начали лизать окна, коридор был весь в огне.

— Аида на чердак, крикнул лейтенант. Огонь добрался до чердака. Обрушилась горящая балка и убила тяжело раненого Безруких.

— Сюда, на лестницу! — позвал лейтенант. Уцелевшие разведчики лежали на лестнице, задыхаясь от дыма.

Больше не на что было надеяться! Еще минут 5 — 10 и конец.
У входных дверей первого этажа слышался разговор врагов. Лейтенант собрал последние силы и метнул туда гранату. Но вскоре по звукам очередей определили, что совсем близко стреляют из русских автоматов. Неужели наши?! На-ши!

— Бегом вниз! — хрипло крикнул лейтенант.

Выбежали все мы, уцелевшие, из горящего дома. Гитлеровцев не было видно.
Из-за угла выскочили наши моряки. Среди них был капитан Дьяченко, командир разведроты. Он крикнул нам:

— Молодцы, хлопцы!

Увидев, что у нас обгорела одежда и обожжены руки, Дьяченко скомандовал:

— Немедленно в санчасть! Моряки побежали вперед.

На Азовской улице кипел рукопашный бой. Атака гитлеровцев успеха не имела.
Лейтенант, превозмогая боль в обгоревших руках, крикнул:

— А, ну, перебежкой к нашей обороне! Иначе нас тут постреляют, как куропаток!

Уцелевшие разведчики и легко раненые перебежали в свою траншею, но погибших из горящего дома вынести не удалось.

Очень жаль.

Опубликовано 24 августа 1999 года в газете «Ясный ключ»
Корочанского района Белгородской области.

И. СТОЛБОВСКИЙ.
Ветеран Великой отечественной войны.