С десантом Куникова

С десантом Куникова
Штурм Малой земли

Утро выдалось туманное, со стороны Цемесской бухты дул умеренный ветерок, море слегка штормило.

Изредка были слышны то автоматные, то пулеметные очереди, то артиллерийско-минометные взрывы.

Я, как и все солдаты, приводил в порядок оружие. Вдруг слышу, дежурным вызывает меня и еще четверых солдат к командиру полка полковнику Ахтырченко. За всех доложил старший сержант Комаров. Командир оглядел нас и говорит:

— Направляю вас в распоряжение командира отряда морской пехоты. Надеюсь, вы не посрамите чести нашего полка.

Мы доехали до Геленджикского клуба моряков, в котором располагался штаб отряда. Передали пакет, доложили о прибытии. Вскоре всех прибывших построили на площади.

Перед строем стоял среднего роста коренастый офицер. В стеганке, с биноклем на шее и потертой полевой сумкой через плечо. Не по-обычному представился строю:

— Командир морской пехоты майор Куников.

Он обвел строй внимательным взглядом, заложил руки за спину и спросил:

— Среди вас есть, кто воевал со мной?

Такие оказались. Куников напомнил о жарких боях в 1942-м, о вынужденном отходе.

— Тогда, – сказал он,- мы обещали вернуться на оставленную нами землю. И вот пришло это время.

Куников замолчал на минуту. Строй стоял неподвижно, затаив дыхание. Майор продолжал:

— Товарищи, нас ждут ледяная вода и огонь врага, кого-то, может быть, и смерть. Будет тяжело. У врага пушки, танки. У нас автоматы, гранаты и противотанковые ружья. Поэтому обращаюсь к вам: может кто передумал и хочет уйти из отряда? Сейчас еще не поздно. Не каждому по силам вынести то, что предстоит нам. Тех, кто желает вернуться в свою часть, прошу выйти вперед.

Мы поглядели друг другу в глаза и без слов поняли, что выходить из строя не будем. Тогда Куников приказал старшине распустить строй, а через пять минут снова построить, и, кто не захочет оставаться в отряде, пусть в строй не становится, а идет в штаб за документами.

После повторного построения в строю оказалось на два человека меньше. Куников приказал вести нас в клуб на собрание. Выступали командиры и политработники. И вот в конце собрания последний выступающий политрук сказал:

— Сегодня мы идем в тяжелый бой, я предлагаю дать перед боем клятву.

Когда он закончил читать, в зале стояла мертвая тишина. После небольшой паузы все расписались под текстом клятвы.
После того, как мы вышли из клуба, раздалась команда:

— Приготовиться к приему десанта!

Минут через пять последовала другая:

— По местам!

Шел моросящий дождь, дул пронизывающий морской ветер. Мы заняли места на корабле, прижавшись друг к другу. В полночь вышли из порта.

Времени до высадки было еще много, и можно бы было вздремнуть, но уснуть никто не мог. Приближались к месту высадки у поселка Станичка. Последние минуты особенно томительны. Разговор солдат затих. На палубе появился командир отряда Куников. Он негромко произнес:

— Ребята, будьте готовы.

И вслед за его словами загремела наша артиллерия, заработали «катюши».

Разрывы снарядов поднимались на берегу Мысхака.

Как только артиллерия перенесла огонь в глубь мыса десантники по команде стали прыгать в студеную воду.

Катера из-за мелководья не могли подойти к берегу. Я сначала заволновался, плавать-то не умел, но волнение оказалось излишним глубина не превышала полутора метров.

По десантникам, бежавшим к берегу, в упор открыл огонь вражеский пулемет, несколько человек упали в воду. Вскоре пулемет противника
был подавлен нашей артиллерией. Все места высадки десанта противник освещал прожекторами и обстреливал из пулеметов. Но, несмотря на это, наша группa в районе Станички захватила окопы противника и хорошо зацепилась за плацдарм.

На третьи сутки к нам на помощь высадились другие части, плацдарм расширился до 24 квадратных километров.

Семь месяцев длилась героическая битва на этом клочке земли. Там не было метра площади, куда бы ни упали бомба, снаряд или мина.

Фашистские самолеты и орудия перепахали вдоль и поперек весь участок земли, занимаемый десантниками, на нем не осталось ничего живого: ни зверей, ни птиц, ни деревьев, ни травы.

В апреле 1943 года враг предпринял яростное наступление.
Военный совет 18-й армии обратился к нам с призывом «Выстоять!»

Малоземельцы ответили Военному совету примерно такими словами:

«Отвоеванный нами от врага клочок земли под Новороссийском мы назвали Малой землей. Она хоть и мала, но эта земля наша, советская, она полита нашим потом, нашей кровью, и мы ее никакому врагу не отдадим. Клянемся своими боевыми знаменами, именами наших жен и детей, именем нашей Родины выстоять в предстоящих схватках с врагом, перемолоть его силы и очистить Тамань от фашистских мерзавцев. Превратим Малую землю в большую могилу для гитлеровцев».

Десантники выполнили эту клятву. Гитлеровцам не удалось сбросить нас в море.
Настал день – это было 10 сентября 1943 года – десантники сами пошли в наступление, и 16 сентября Малая земля соединилась с большой. Новороссийск был освобожден.

И. СТОЛБОВСКИЙ,
Участник освобождения
г. Новороссийска.