Традиция

Хмурый ветер пальцами перебирет крупинки инея на застывшей березе, у колодца поскрипывает под его порывами “журавль”, а под ногами на мерзлом грязном ковре из опавшей листвы ершится кем-то втоптанная в землю веревочка.

Последние дни без снега. Дни ожидания зимы, когда небо становится прозрачным, а тучи – блеклыми и холодными. По утрам кошка, которая дичилась меня всё лето, спокойно спит, свернувшись серой ушанкой на коврике возле дивана. Ей не хочется на улицу. Как и мне.

Дочитывая книгу, привезенную с собой из города, слушаю завывания ветра в печной трубе, шорох страниц и тихий ход часов. Вот и все звуки, хотя, если прислушаться, можно услышать, как громко дышишь сам, и как тихо посапывает кошка.

Пора. “Упаковаться” потеплее – и на улицу. Сегодня меня зовут Смерть. И алая пузырящаяся кровь непременно будет бить фонтаном, заглушая последний крик. Потом будет надрывно гудеть горелка, оплавляя волосы и спекая кожу, потом…

Потом я неделю не смогу смотреть на мясо на столе, потому, что каждый раз перед глазами будет эта кровавая резня и черная кровь на тлеющей соломенной подстилке.

Нельзя так сильно реагировать. Это – традиция, а значит это нужно делать. Каждый год мы приезжаем в село специально, чтобы, соблюдая обряд, заколоть свинью. Ее кормят для этого, ей на роду написано стать чьим-то обедом, так почему не нашим? Кроме того, без меня – не справятся. Это – традиция, а значит это – правильно.

Вся наша жизнь – традиция. От начала и до конца мы соблюдаем обряды, участвуем в церемониях, таинствах, действах… И искренне верим в то, что нам в этой жизни уготовано лучшее…

… Хмурый ветер пальцами перебирет крупинки инея на застывшей березе, у колодца поскрипывает под его порывами “журавль”, а под ногами ершится кем-то втоптанная в землю веревочка, уже чуть присыпанная снегом и легкой кошачьей поступью идет долгожданная зима.

8 комментариев

  1. avatar

    zub

    “Нельзя так сильно реагировать” — пустые слова, пустое самозаклинание. Если в Вас есть чувство отторжения чужой крови, сильное нежелание УБИВАТЬ, то грех Вас заставлять это делать. Я на это смотрю более прозаично: дело есть дело. И быстрее сделается — для всех лучше. А после собаке отдать что то малосъедобное, кот тоже не в обиде, куры — падальщики… Вобщем, переложить свою первопричину смерти на других живых существ, близких к убитому. И меньше смотреть на веревочки. А то недолго от прущей в горло удушающей безисходности…
    А написано хорошо, даже очень. Непросто. Не жалостливо, когда очень жалко убиваемое (или погибшее) животное. Тут жалость именно к себе — невольному палачу, палачу по-традиции. А что? Вы и есть — палач! Ишь какой! Колбаску он любит… А бедную хрюшу? 😡 😈 😥

    • avatar

      levati

      Не люблю. Ни колбаску, ни отбивные – после такой процедуры я надолго вегетарианцем становлюсь. 😕

      • avatar

        zub

        Ну что тут скажешь? Сочувствую. Неприязнь же от убийства животного и “колбаску” разделяю категорически. Хотя Вас понимаю.

  2. avatar

    zub

    Перечел еще раз, так как то натолкнулся случайно, а теперь читаю всЁ подряд. Прежде всего, очень сильная вещь. С вашим этим заворотом событий и ощущений, на первый взгляд обыденных и просто мягко, ранимо желанных — вдруг штопором в мясо Жизни. Маленький обьем, а столько вложено!

    • avatar

      levati

      Спасибо… Неоднозначная у Вас критика, что и говорить, перечитали – и поменяли мнение 😉

      • avatar

        zub

        Да где там поменял! Ничего не менял. Просто не всЁ сказал тогда, с первого раза. А Вы тогда из моего первого комментария не поняли, как именно и насколько впечатлили. Это у меня “нервный смешок” вышел, хотел немного разбавить впечатление. Еще раз скажу: вещь — сильнейшая. Хотя и… вредная.

        • avatar

          levati

          Спасибо, что не остались равнодушным и вдвойне – за комментарии.

          • avatar

            zub

            И еще раз: вещь очень сильная, оставляет неизгладимый щемящий отпечаток.